Текст В.Ф. Шелике

Версия для печатиPDF
Вальтраут Фрицевна Шелике

ПО ДОРОГАМ ВОЙНЫ И МИРА

(1)Дороги войны... (2)По ним шли не только солдаты — дети тоже. (З)Пусть это были дороги в тыл — без бомб, без пуль, даже без капельки крови.

(4)Для меня и ещё семисот ребят эта дорога началась с Казанского вокзала в Москве. (5)Нас эвакуировали. (6)Привозили ребят на вокзал мамы, заводили в вагон, сажали на полку и уходили. (7)Уходили на перрон — глядеть в окно.

(8)Что делалось с малышами! (9)Двух-, трёх-, четырёхлетние, они не хотели принимать маму за стеклом. (10)Отчаянным криком рвалась наружу тревога: вдруг мама не успеет сесть?

(11)— Ма-ма! — на всех языках мира.

(12)Поезд шёл. (13)На каждый вагон — по одной взрослой женщине и по два подростка ей в помощь. (14)И на каждой полке — ребёнок, иногда два, ясельного и детсадовского возраста. (15)Конечно, легче было тем, кого увозили со старшей сестрой или братом.

(16)— Береги братишек, береги, это сейчас твоя главная задача! — крикнула моя мать в уходивший поезд. (17)Она требовала, чтобы я стала взрослой. (18)В четырнадцать лет.

(19)И я стала взрослой, взрослым подростком, как многие мои сверстники.

(20)Поезд шёл тогда тоже быстро — мчал детей под защиту тыла, в ночь, далеко от мам и пап, но далеко и от бомб и пожаров. (21)Каждую щёлочку вагонных окон мы закупорили плотно и надёжно, мы уже привыкли к светомаскировке, и в безлунной тьме усталые и перепуганные дети заснули. (22)3аснули без матрацев и одеял, без подушек, свернувшись комочками; (23)А мы двое — Борька Федотов и я — назначили себе ночное дежурство — следить, чтобы никто не свалился спросонок с тряских полок. (24)Дежурство было самое настоящее, со сменой караула через каждые два часа.

(25)— Вставай,— поднимал меня в очередной раз Борька. (26)Парнишка стоял в одной майке и брюках.

(27)— Холодно ведь, ты что?

(28)— Да там двое расплакались во сне, озябли, — объяснил Борис. (29)Потом он отдал кому-то и брюки.

(30)Да, мы взрослели не всегда и не во всём так, как положено взрослеть детям. (31)Мы взрослели в войну. (32)И на четырнадцатилетние плечи сразу сумели взвалить ответственность и за себя, и за младших братьев и сестёр, и за чужих детей тоже.

(33)Еда занимала наши желудки, наши души, наш ум. (34)По дороге в школу, вечером после уроков, утром после завтрака, и днём и ночью, даже во сне кто-нибудь начинал говорить на тему, на которую мы же сами наложили строжайший запрет.

(35)— А моя мама...— приступал очередной фантазёр к созданию живописной картины тарелки жареной картошки с луком и колбасой. (36)Нет, слушать это было невозможно, в воздухе немедленно начинало пахнуть, нос вбирал этот аромат, язык жаждал вкусить, а желудок властно, как настоящий бандит внутри тебя, требовал утолить его желания. (37)И нельзя было не слушать, и нельзя было слушать.

(38)— Мы же решили, замолчи!

(39)Но и сладостна была та мука: уйти в фантазию, ну чуть-чуть, на минутку всего, — и уже перед тобой эта вкусная, нет, вкуснейшая, самая наивкуснейшая картошка. (40)О боже мой!..

(41)Голод сделал нас рационализаторами. (42)Придумали, например, как растянуть порцию — кубик масла, который иногда перепадал. (43)Рацпредложение требовало одного — терпения. (44)Масло тонюсеньким слоем намазывалось на кусок чёрного хлеба, а потом, когда хлеб уже был поднесён ко рту, зубы, не кусая ещё, сдвигали масло с того места, что откусывалось, на неоткусанную часть. (45)И так кусочек за кусочком до конца хлеба. (46)В результате нос, губы всё время ощущали запах масла, и, если хватало выдержки, его мазали на ещё один кусок хлеба.

(47)Так началась для нас Родина.

(48)Она воспитывала. (49)Учила любить работу, не бояться мороза. (50)Мы умели пилить дрова, полоскать в проруби бельё, из промёрзлой земли выкапывать картошку, ухаживать за животными. (51)И ходили в школу, за семь километров, по льду, трещавшему под ногами.

(По В. Шелике*)
*
Вальтраут Шелике (род. в 1927 г.) учёный-историк, публицист.
Родилась в Берлине, в 1931 году переехала в Москву вместе с родителями, немецкими коммунистами.
После войны осталась в Москве. В 1949 году по окончании учёбы распределилась на работу в Киргизию.
В течение 40 лет преподавала историю Нового
времени в различных вузах республики.
Рассказ взят из книги «Дети военной поры».

Тестовые задания по тексту с пояснениями: 
Онлайн тест по тексту: