ОГЭ 2020: задание 8 (тест 3)

Версия для печатиPDF
8. Лексический анализ
Задание 1 8598

Выполните лексический анализ слова.
Найдите в тексте синонимы к слову ВРАЧ (предложение 35). Напишите один из этих синонимов.

Текст С. Абрамова

(1)В поезде на Владивосток в купе со мной ехали молодожёны Галя и Юра, выпускники Московского медицинского института. (2)Галя и Юра были хирурги. (З)Правда, больнице нужен был только один хирург, и Галя решила пока работать терапевтом. (4)Они везли с собой рюкзак с вещами и два огромных чемодана с медицинской литературой и медикаментами.

— (5)А медикаменты зачем? — спросил я.

— (6)А как же? — поспешно сказала Галя. — (7)Там же нет редких лекарств, и Юрин папа посоветовал нам взять самые необходимые. (8)Папа у Юры хирург, и какой! (9)Он Юре подарил замечательные хирургические инструменты!

— (10)По наследству, значит, профессия? — спросил четвёртый наш сосед, строитель из Сибири.

— (11)Конечно, — улыбнулся Юра.

— (12)Это хорошо, когда по наследству, — мой сын тоже строителем будет, как я, — обрадованно сказал сибиряк.

(13)Рано утром в вагоне раздался болезненный женский крик из соседнего купе.

— (14)Что случилось? — спросил я пробегавшую мимо проводницу.

— (15)Женщине плохо, умирает! — крикнула она.

— (16)Пустите,— Галя с Юрой уже пробирались через толпу к больной. — (17)Что с вами? (18)Где болит?

(19)Она показала рукой на живот.

(20)Юра нажал на живот и больная вскрикнула.

— (21)Нужна сложная операция, — сказал Юра. — (22)Сколько до ближайшего города?

— (23)Три часа пятнадцать минут, — ответила проводница.

— (24)Плохо. (25)А поближе что-нибудь есть?

— (26)Посёлок через двадцать шесть минут.

— (27)Больница там есть?

— (28)Не знаю.

— (29)А узнать можете?

— (30)Узнать можно, радиограмму дадим, только там поезд по расписанию не останавливается.

— (31)Надо, чтобы остановился, — резко сказал Юра. (32)Скоро проводница сообщила, что в посёлке больницы нет, но есть медпункт, и что там всё подготовят для операции.

— (33)Доктор нужен, понимаете? (34)И опытный!

— (35)Врач прилетит самолётом из соседнего города, — сказала проводница.

— (36)Когда прилетит врач? (37)Через час, через два? (38)Поздно! (39)И тут заговорила молчавшая до сих пор Галя.

— (40)Посёлок минут через десять, готовься к операции, Юра.

— (41)Ты сошла с ума!

— (42)Готовься, — твёрдо повторила Галя. — (43)Ты начнёшь оперировать.

— (44)Я не хочу быть убийцей... (45)3десь опыт нужен, а я... что я умею?

— (46)Ты же год ассистировал профессору, — тихо сказала Галя. — (47)Он не раз делал такие операции.

— (48)Он оперировал, он! — закричал Юра. — (49)А я только ассистировал! (50)Смотрел, понимаете, смотрел! (51)И потом: почему я? (52)Галя тоже ассистировала этому профессору. (53)Оперируй! (54)А я боюсь! (55)Боюсь!

(56)Теперь мы смотрели на Галю.

— (57)Хорошо. (58)Я попробую, — сказала Галя.

— (59)Ты понимаешь, за какое дело берёшься? — сердито спросил Юра. — (60)Это же сложнейшая операция, трудная даже для специалистов, даже в условиях больницы. (61)Опыта у тебя нет, ты же убьёшь её!

— (62)Мы врачи, Юра, — помолчав, заговорила Галя. — (63)А врач не может смотреть, как умирает человек. (64)Он должен попробовать спасти его. (65)Если он настоящий врач.

(66)И я подумал, что она уже настоящий врач, потому что хирургом, терапевтом человека делает опыт, а врачом он должен быть с самого начала своей работы.

(67)Поезд остановился:

— (68)Выносите больную, — сказала Галя.

(69)Мы вышли из вагона, и вместе с нами вышел Юра.

— (70)Галя! — крикнул он. — (71)Хочешь, я буду ассистировать?

— (72)Конечно, Юра. (73)Спасибо тебе.

...(74)Мы сидели около медпункта, курили, смотрели на уходящий поезд.

— (75)А может, сын мой врачом будет? — неожиданно спросил сибиряк-строитель. — (76)Чёрт с ней, с наследственной профессией! (77)Молодец Галочка, побольше бы таких врачей!

— (78)Ну, что ж, вполне возможно, что твой сын будет врачом, или всё-таки строителем, или машинистом. (79)Не это главное. (80)Главное, чтобы он был Человеком — в любой профессии. (81)Человеком с большой буквы, как Галя.

(По С. Абрамову*)
* Сергей Абрамов — советский и российский писатель, журна­лист и общественный деятель.

Задание 2 8646

Выполните лексический анализ слова.
Замените разговорное слово ВОЗИТЬСЯ (предложение 19) стилистически нейтральным синонимом. Напишите этот синоним.

Текст А.Г. Алексина

(1)В тот памятный день, когда Колька вернулся из пионерского лагеря, в центре стола красовался пирог, купленный Еленой Станиславовной, которая появилась в их доме после смерти мамы.

(2)К этому дню её дочь Неля выучила новую музыкальную пьесу — бравурную и торжественную, подобную маршам, какими встречают победителей сражений. (3)А Колька появился на пороге с облупившимся на солнце носом и со старым, тоже облупившимся чемоданчиком.

(4)Неля кинулась к своему круглому вертящемуся стулу без спинки, откинула блестящую крышку пианино — и грянул марш. (5)Но она не сумела доиграть до конца...

— (6)Где моя Чёрная Спинка? — вскрикнул Колька, заглушая пианино. (7)Чёрной Спинкой он называл раненую чайку, которую нашёл прошлым летом на озере, возле лагеря, прикормил, приручил и всю зиму лечил.

— (8)Она... была на кухне, — привстав, ответил отец и двинулся навстречу Кольке с распростёртыми объятиями. — (9)3дравствуй!..

(10)Колька увернулся от его рук, бросил свой чемоданчик на тахту и выскочил из комнаты. (11)Все трое — отец, Елена Станиславовна и Неля, — переглянувшись, неуверенно двинулись за ним.

(12)В кухне на окне стояла пустая клетка... (13)Эту клетку Колька построил давно с маминой помощью, и она бы, наверно, вполне по­дошла даже для ширококрылого горного орла, а не только для скромной чайки. (14)Внутри клетки в горшочке с землёй рос куст, чтобы птица, если бы она не была речной чайкой, могла присесть на него и вспомнить свой родной лес. (15)Сейчас листики на кусте свернулись в сухие трубочки: их, видно, давно уже никто не поливал.

(16)Дверца клетки, которую вполне можно было бы назвать дверью, была открыта. (17)В пустой банке из-под консервов валялось несколько жёлтых зёрен...

— (18)Вы давали ей рыбу? — тихо спросил Колька.

— (19)Нет... у нас не было времени возиться с рыбой, — ответил отец. — (20)А вот зёрна...

(21)Колька боялся задать главный вопрос, оттягивая его...

— (22)Но ведь тут, на кухне, темно и жарко... и пахнет газом. (23)Зачем же вы её сюда?..

— (24)Ты знаешь, Николай, ты знаешь, что Неля нигде летом не отдыхала, что она занималась с утра до вечера, а птица кричала, хлопала крыльями, чем-то там шуршала. (25)Ну, в общем, мешала ей...

— (26)Чёрная Спинка, значит, тебе очень мешала? — всё так же тихо, избегая ещё главного вопроса, спросил Колька у Нели.

— (27)Да, мешала! — звонко, дребезжащим от надвигавшегося плача голосом ответила девочка.

— (28)Недаром тебя в школе называют Писклёй!

— (29)Ещё бы... (30)Ведь я твоя сестра!

— (31)А ты мне не сестра... — выпалил Колька.

(32)До сих пор Елена Станиславовна молчала. (33)В глубине души она считала, что должна была более чутко отнестись к Колькиной просьбе и, конечно, должна была внимательнее следить за больной птицей. (34)Она даже готова была вслух признать свою вину. (35)Но по­следняя фраза мигом изменила все её намерения.

— (З6)Как ты можешь так, Коля? (37)Неля видит в тебе своего брата, она так готовилась к твоему приезду, и эта Чёрная Спинка действительно мешала ей заниматься.

— (38)Где же она сейчас? — тихо спросил Колька, не слыша ничего, кроме того, что касалось его любимой птицы. (39)Елена Станиславовна опустила голову.

— (40)Она сдохла, — набравшись мужества, ответил отец. (41)Колька качнулся... (42)Его поразило и то, что не стало любимой птицы, для которой он привёз из лагеря целую банку мальков, и то, что отец сказал о её смерти вот так прямо и грубо.

— (43)Она умерла... а не сдохла. (44)Умерла из-за вас! — крикнул Колька, сам еле сдерживая слёзы. (45)Он схватил свою огромную клетку и, неловко волоча её впереди себя, спотыкаясь, побежал во двор...

— (46)Ничего не понимаю, — медленно произнесла Елена Станиславовна. — (47)Мы его так встретили... (48)Неля марш приготовила. (49)Подумаешь, птица!..

(По А. Алексину*)
* Алексин Анатолий Георгиевич (род. в 1924 г.) – писатель, драматург.
Его произведения повествуют о мире юности.

Задание 3 8696

Выполните лексический анализ слова.
Найдите в тексте стилистически нейтральный синоним к просторечному слову БОЛЬНО (предложение 16).

Текст О. Павловой

(1)Тамара Ивановна, наш классный руководитель, объявила: в последний учебный день четверти уроков не будет, класс соберётся на чаепитие и каждый расскажет о таланте одного из одноклассников. (2)Предполагалось, что это поможет нам лучше узнать друг друга и с хорошим настроением уйти на зимние каникулы. (З)Было решено разбиться на пары по принципу соседства по партам. (4)Без партнёра по заданию остался один Вовка Жуков, в одиночестве занимавший последнюю парту третьего ряда: он плохо учился, заикался и, наверное, поэтому держался особняком. (5)Ни в нашем классе, ни вне его у Жука, похоже, не было друзей, а нас, честно говоря, не заботило его одиночество: подумаешь, в каждом классе есть такой странный тихоня-троечник.

– (6)Ну а тебе, Вова, — задумавшись на секунду, пожала плечами учительница, — даже не знаю, что и делать. (7)Расскажешь нам о каком-нибудь человеке, чьим талантом ты восхищаешься.

– (8)Жук?! (9)Восхищается?! (10)Да он и слова-то такого не знает! — усмехнулся Макс Смирнов, капитан школьной баскетбольной команды. – (11)Он может только на нашу Лебедеву глазеть, не отрываясь, да, Катька?

(12)Вовка залился краской и почему-то с ужасом посмотрел на Катю: наверное, до этого момента он не понимал, что все в классе давно заметили, что первую красавицу параллели Лебедеву он выбрал предметом своего безмолвного обожания. (13)Он вызывался внеочередным добровольцем на дежурства по классу, когда подходила её очередь, ему же приписывалось авторство подкинутого однажды Кате в пенал двустишия, написанного простым карандашом на обрывке тетрадного лис­та: «Мне светло и хорошо, Что на свете ты живёшь».

– (14)Ему же светло и хорошо от тебя становится, — не унимался Смирнов, — про тебя и напишет! (15)В стихах!

– (16)Да больно нужны мне его стихи, — скривилась Лебедева, — тоже мне, талант нашёлся!

– (17)Ну, раз талант, может, про него ты и поведаешь народу?

– (18)Только для этого Жуку придётся тебе про себя рассказать, а у него это не очень хорошо получается, п-п-правда, Ж-ж-жук?

(19)Вовка сдёрнул со спинки стула портфель и выбежал из класса, оглушительно хлопнув дверью.

– (20)Псих, — бросила ему вслед Лебедева.

(21)Никто из нас не сомневался — несмотря на издёвки Смирнова, Жук свой рассказ посвятит ей. (22)И дело было не только в Катиной красоте. (23)Она действительно была талантлива: прекрасно пела, рисовала, хорошо училась.

(24)А ещё Катя вышивала живописные букеты, которые дарила в рамках учителям и избранным подругам, предварительно подписывая с обратной стороны: Е.Н. Лебедева.

(25)Она хвасталась, что дома у неё целая коллекция: «мой восхитительный сад» — так она называла её, и один папин коллега даже обещал организовать выставку её работ.

(26)Однажды она принесла несколько из них в класс, восхищалась: «Кажется, что они живые, правда? (27)Только жаль, что они не пахнут!»

(28)В такой рекламе, впрочем, Катина вышивка не нуждалась: её сад был действительно прекрасным.

(29)Поэтому в день чаепития Катя справедливо ждала два рассказа, посвященных себе.

(30)3а партами, сдвинутыми в общий стол нашими талантливыми спортивными ребятами, уже собрался весь класс. (31)Вовка опаздывал, и было принято решение начать без него. (32)Мы выступали по очереди и уплетали выпечку, принесённую нашими талантливыми хозяйственными девочками. (33)За хвалебными речами мы не сразу заметили, как в класс вошла Вовкина мать. (34)Она дождалась, пока мы обратим на неё внимание, и сказала учительнице: «Вова слёг с гриппом и не смог прийти. (35)Он просил передать вам сочинение».

– (36)Оо-о, здорово! (37)Читайте, читайте! — закричал Смирнов. —(38)Ода Лебедевой, часть вторая!

(39)Мы повернулись к учительнице, стоявшей у дверей. (40)Повернулись все, кроме Кати. (41)Она выглядела скучающей: класс уже удостоился чести увидеть её новую вышивку, иллюстрирующую рассказ подруги о таланте красавицы.

(42)Тамара Ивановна раскрыла тетрадь и начала читать: «Талант — это дар, который выделяет человека из остальных. (43)У меня нет таланта, и я ничем не выделяюсь. (44)Я иногда думаю: зачем я прожил вот этот день, если я ничего не умею создавать или изобретать? (45)Но я знаю одного человека, у которого, как мне кажется, есть настоящий талант. (46)Благодаря ей, я понял, что в нём главное — не только красота, которой можно любоваться. (47)Каждый день я прихожу в школу и я вижу, как замечателен её талант. (48)И особенно прекрасны её цветы...»

– (49)Ну то-о-очно, про меня! — с притворным недовольством протянула Катя.

(50)«Цветы, — продолжала читать Тамара Ивановна, — которые она посадила в горшках на подоконниках. (51)Самым талантливым человеком я считаю нашу школьную уборщицу Веру Павловну. (52)Она самая добрая в нашей школе, а настоящий талант без доброты — это как мёртвые цветы, которые даже не пахнут».

(53)Гробовую тишину, воцарившуюся в классе, нарушила учительница:

– (54)Молодец, Жуков! (55)Какой же ты, оказывается, молодец!

(По О. Павловой*)
* Ольга Павлова современный блогер.

Задание 4 8943

Выполните лексический анализ слова.
В предложениях 32—44 найдите просторечный синоним к слову НЕУЖЕЛИ. Выпишите этот синоним.

Текст Л.П. Овчинниковой

ДОМ НА ПЕРЕДОВОЙ

(1)Я сижу в углу подвала на деревянном топчане и смотрю, как светлеет слуховое окно. (2)Из темноты проступают обугленные ветки дерева, исщерблённая пулями стена соседнего дома. (3)Подвал наш давно проснулся. (4)Время на войне идёт совсем иначе, чем в другой — обычной — жизни. (5)Наступает утро, и мы не знаем, доживём ли до вечера. (6)Стены трясутся от близких взрывов. (7)Сколько нам осталось жить? (8)Ещё несколько дней? (9)Или несколько часов? (10)Или только эти мгновения, когда мы ждём рассвета?

(11)Подвал приютил три семьи. (12)Свела вместе общая судьба: под бомбёжками не смогли переправиться через Волгу. (13)Бетонные своды укрыли трёх женщин и восемь детей.

(14)Сегодня мне идти в овраг за хлебом или супом. (15)Мама и сестрёнка совсем ослабли от голода. (16)Мне нужно проползти метров двести. (17)Место открытое. (18)Снег укрыл пепелище. (19)Огонь поглотил деревянные дома с резными наличниками, вишнёвые и яблоневые сады, столы в палисадниках.

(20)После привычной темноты подвала глазам больно от яркого света. (21)Передо мной мёртвое пространство. (22)Нет ни огонька, ни живого звука. (23)3емля окоченела, оглохла, ослепла. (24)Перестала быть землёй. (25)Я смотрю и ничего не вижу. (26)Потому что всё моё нутро напряжено, сковано тревогой. (27)3емля передо мной совсем другая, чем прежде. (28)Примериваюсь, как доползти до каменной стены, чтобы затаиться, переждать, передохнуть. (29)Всё живое наблюдает, прицеливается, готовится. (30)С чем сравнить фронтовую полосу? (31)Её не с чем сравнить.

(32)Ползу по глубокому снегу в сторону Волги. (33)В этом снеге теперь всё моё спасение. (34)Если заметят гитлеровцы движущуюся точку, ухнет взрыв, полоснёт пуля. (35)Сколько ещё метров ползти? (36)Неужто убьют? (37)Как же это так — вдруг меня больше не будет? (38)Этого не может быть! (39)Неужто я не увижу маму и сестрёнку, не узнаю, жив ли отец? (40)Не буду больше ходить в школу, играть в снежки, бегать по траве, читать книги, писать стихи, кататься на лодке, танцевать? (41)Сколько на свете замечательных дел! (42)Нет, меня не убьют. (43)Этого просто не может быть. (44)Я так хочу жить!

(45)Вот, наконец, я подбираюсь к вагонетке и быстро, будто плаваю по-собачьи, сползаю в овраг. (46)Можно присесть и передохнуть. (47)Скаты оврага защищают от пуль.

(48)Снизу привычно тянет дымом. (49)Скаты оврага облепили блиндажи.

(50)Протоптанной тропинкой пробираюсь туда, где по свинцовой воде несутся глыбы льда. (51)Топчусь около солдатской кухни. (52)Пахнет необыкновенно вкусно. (53)Наверное, гороховым супом из концентратов. (54)Не могу решиться толкнуть дверь землянки. (55)Мы знаем, что солдатские пайки с каждым днём становятся меньше.

(56)«Откуда ты, девочка?» — передо мной стоит военный в белом овчинном полушубке и шапке-ушанке. (57)Я привыкла к такому вопросу. (58)Что тут рассказывать? (59)История наша обычная — не смогли переправиться через Волгу. (60)Где находится наш подвал? (61)На пятачке за оврагом. (62)Капитан берёт у меня пустое ведёрко. (63)Мы взбираемся по крутому отвесному склону. (64)Ползу вверх на четвереньках, цепляясь за бугорки земли и пучки сухой травы. (65)Так добираемся до небольшой площадки.

(66)В землянке тепло. (67)Оказывается, я даже забыла, что такое тепло. (68)Мне стало вдруг весело. (69)Я видела, как офицер снял с гвоздя вещевой мешок и выложил концентраты. (70)Каша пшённая, суп гороховый. (71)«Это тебе, забирай»,— сказал он. (72)Какое богатство на столе! (73)Офицер сложил брикеты в ведёрко. (74)Я смотрю на капитана и вдруг понимаю: он знает, как мне было холодно и страшно, когда я ползла в овраг. (75)Впервые мне хочется заплакать. (76)В нашем подвале каким-то немым уговором запрещено плакать.

(77)Я сижу, разомлев в тепле, и ещё не знаю, как важно будет для меня навсегда всё то, что происходит сейчас в этой землянке, из которой видна свинцовая волжская вода. (78) Память об этих днях навсегда останется для меня нравственной опорой. (79)В радости и в беде буду помнить и этот скудный сталинградский паёк, который капитан разделил с голодными детьми, и книги с обгорелыми страницами, подаренные им, и трофейный парашют, из которого потом мне сшили платье. (80)И огонёк коптилки, мигавший при взрывах.

(По Л. Овчинниковой*)
*Людмила Павловна Овчинникова — журналист, писатель.
Пять с половиной месяцев вместе с мамой и трёхлетней сестрёнкой она провела
в осаждённом фашистами Сталинграде, прячась в подвале разрушенного дома.
Большую часть творчества посвятила военной теме.
Рассказ взят из книги
«Дети военной поры»

Задание 5 8985

Выполните лексический анализ слова.
В предложениях 6—16 найдите антоним к слову ПРИОБРЕСТИ. Выпишите этот антоним.

Текст Ю.М. Нагибина

СТАРАЯ ЧЕРЕПАХА

(1)— Мама, смотри! — раздался ликующий Васин вопль. (2)Она подошла к сыну. (3)В углу зоомагазина, на дне выстланного соломой ящика, шевелились две крошечные черепашки. (4)Они были не больше Васиного кулака, удивительно новенькие и чистенькие. (5)Черепашки бесстрашно карабкались по стенкам ящика, проворно двигая светлыми лапками с твёрдыми коготками.

(6)— Мама! — проникновенно сказал Вася, он даже не добавил грубого слова «купи».

(7)— Хватит нам возни с Машкой, — устало отозвалась мать. (8)— Мама, да ты посмотри, какие у них мордочки! (9)Вася никогда ни в чём не знал отказа, ему всё давалось по щучьему веленью. (10)Это хорошо в сказке, но для Васи сказка слишком затянулась. (11)Осенью он пойдёт в школу. (12)Каково придётся ему, когда он откроет, что заклинание утратило всякую силу и жизнь надо брать трудом и терпением? (13)Мать отрицательно покачала головой.  

(14)— Нет, три черепахи в доме — это слишком!

(15)— Хорошо,— сказал Вася с вызывающей покорностью. (16)— Если так, давай отдадим Машку, она всё равно очень старая. (17)Не было на свете более ненужного существа, чем Машка, но и она на что-то годилась: на ней можно было сидеть и даже стоять». (18)Днём старая черепаха всегда хоронилась в укромных местах, но сейчас Васе повезло: он сразу обнаружил Машку под своей кроватью. (19)Вася спрятал Машку под рубаху и быстро вышел на улицу.

(20)Над поредевшим, полусонным от жары базаром высоко и печально звучал детский голос:

— Черепаха! (21)Продаётся черепаха!

(22)Вася произносил эти слова всё глуше, он словно и боялся и хотел быть услышанным.

(23)— Ого, черепаха! (24)Вот это-то мне и надо! (25)Продаёшь, малец?

(26)Перед Васей стоял рослый, плечистый человек и с каким-то детским восхищением глядел на старую черепаху.

(27)— Сколько просишь?

(28)— Девять...— смущённо сказал Вася, припомнив цену, какую в зоомагазине просили за двух черепашек.

(29)Мужчина отдал деньги, сунул Машку в широкий карман своей куртки и пошёл к дому, а Вася растерянно глядел ему вслед. (30)В носу у него странно дощипывало, но он нахмурил брови, задержал на миг дыхание, и пощипывание прекратилось. (31)Тогда он крепко зажал в кулаке деньги и со всех ног бросился к зоомагазину.

(32) Когда Вася принёс домой двух маленьких черепашек и в радостном возбуждении поведал матери о всех своих приключениях, она почему-то огорчилась, но не знала, ни что сказать, ни как поступить в этом случае. (33)А раз так, лучше обождать и подумать, ведь дети такие сложные и трудные люди...

(34)Ложась спать, он сказал матери счастливым, усталым, полусонным голосом:

— Знаешь, мама, я так люблю этих черепашек!

(35)— Выходит, старый-то друг не лучше новых двух, — заметила мать, наклоняясь к сыну и накрывая его одеялом.

(36)Бывают слова, как будто простые и безобидные, которые, будучи сказаны ко времени, вновь и вновь возникают в памяти и не дают тебе жить.

(37)«Но что я такое сделал? — спрашивал он себя с тоской. (38)—Продал старую, совершенно ненужную мне черепаху». (39)—«Да, она тебе не нужна, — прозвучал ответ, — но ты ей нужен. (40)Всё, что есть хорошего на свете, было для тебя, а ты для кого был?» (41)— «Я кормлю птиц и рыб, я меняю им воду». (42)— «Да, пока тебе с ними весело, а не будет весело, ты сделаешь с ними то же, что и с Машкой». (43)— «А почему же нельзя так делать?»

(44)Вася не мог найти ответа, но ответ был в его растревоженном сердце, впервые познавшем простую, но неведомую прежде истину: не только мир существует для тебя, но и ты для мира. (45)И с этим новым чувством возникло в нём то новое неотвратимое веление, название которого — долг — Вася узнает гораздо позднее. (46)И это веление заставило Васю вскочить с кровати и быстро натянуть одежду.

(47)Возможно, что мать сквозь сон уловила какой-нибудь непривычный шум или почувствовала тревожную пустоту комнаты, в которой больше не было её сына. (48)Мать заглянула в черепаший ящик — черепашек не было, и она сразу всё поняла. (49)Набросив на плечи плащ, она вышла из дому и быстро зашагала туда, где, по рассказу Васи, находился белый домик с палисадником. (50)Вскоре она увидела впереди фигурку сына.

(51)Она шла и думала о том, что очень трудно вырастить человека, для этого надо глубоко и трудно жить, и какое счастье, если у её мальчика будет сильное и верное сердце. (52)Мать не окликнула Васю, она решила охранять его издали, чтобы не помешать первому доброму подвигу своего сына...

(По Ю. Нагибину*)
*
Юрий Маркович Нагибин (1920—1994) русский писатель-прозаик, журналист и сценарист.

Участник Великой Отечественной войны. В книгах Нагибина картины войны и труда, воспоминания детства и зарубежные встречи, судьбы современников, людей русского искусства. Его произведения отмечены драматичностью конфликтов, лирическим мировосприятием, точностью деталей.

Задание 6 9027

Выполните лексический анализ слова.
Найдите в тексте среди предложений 1—13 контекстные антонимы. Выпишите эти антонимы (одну антонимическую пару).

Текст Ш.А. Амонашвили

(1)Кто видел своего живого Ангела-Хранителя?

(2)Для меня им была Ты, Мама. (3)Ты вела меня к успехам и спасала от падений. (4)Сердце твоё всегда чувствовало меня независимо от расстояний.

(5)Будучи аспирантом, поехал я работать в пионерский лагерь и там заболел. (6)Два дня мучили меня непонятные и невыносимые боли, а на третий — приехала Ты и немедленно забрала. (7)Месяц боролась Ты против смерти и победила. (8)«Откуда узнала, Мама, что я болен?» — спрашивал я потом. (9)«Сынок, видела сон, как ты мучаешься».

(10)В детстве Ты была для меня надеждой и оберегала от дурного глаза. (11)В юношеские годы Ты стала стержнем для моей нравственности. (12)И позже охраняла мою духовность и звала на подвиг. (13)Но теперь, в моём преклонном возрасте, Ты, ушедшая из жизни, укрепляешь во мне веру.

(14)Увлёкшись педагогикой и штудируя горы книг, я то и дело приставал к тебе с вопросом и задавал его на «языке науки», вроде:

— Мама, скажи, как Ты воспитывала нас с сестрой? (15)Какие были у Тебя цели, методы, принципы?

(16)Ты всегда уходила от ответа, но однажды не выдержала.

(17) —Как я воспитывала? (18)Никак не воспитывала. (19)Жизнь воспитала вас... (20)Не было у меня ни цели, ни твоих принципов... (21)Была жизнь... (22)Не спрашивай об этом больше...

(23)На этом закончилось «обобщение опыта».

(24)Но спустя десятилетия я осознал, что имею свой первоисточник о тайне воспитания. (25)Он не в библиотеках, не в профессиональных лекциях, а во мне, он мой внутренний классик педагогики. (26)Теперь я знаю, где гнездится Истина воспитания: она в Сердце Матери. (27)Может быть, пригодится мой совет кому-либо из молодых искателей педагогических ценностей: милые мои, поспешите познать Сердце ваших матерей, там вам откроется тайна, которая сообщается только «на ухо», она и есть настоящая наука о воспитании.

(28)Вернулся я однажды домой к утру. (29)Был студентом, работал в школе. (30)Загулял молодой человек и забыл о времени, забыл о маме и сестре. (31)Они, наверное, спят. (32)Осторожно открываю дверь, чтобы не разбудить вас. (33)Но Ты, Мама, сидишь на стульчике у двери и штопаешь мои носки. (34)Увидев меня, ты облегчённо вздыхаешь.

(35)— Мама, почему Ты тут сидишь?

(36) — Жду тебя... — сказала Ты безо всякого укора.

(37) — Почему ждала, мама, я же не маленький? (38)Почему не легла?

(39)И Ты преподала мне урок жизни, урок классической педагогической мудрости. (40)Урок этот я осваиваю до сих пор.

(41) — Ты не поймёшь, сынок, почему я жду тебя, пока не будет у тебя своих детей...

(42)Так и случилось. (43)Родились у меня дети, и я понял суть, смысл, «предмет» педагогики: это есть забота взрослого о Ребёнке, о раскрытии в нём того Образа, который дан ему от Бога и который может возвести его до божественного благородства. (44)Мамы, многие мамы чувствуют этот великолепный путь своих дочерей и сыновей и потому всем своим существом — мыслями, волнениями, тревогами и надеждами — охраняют каждый шаг своих Порой непутёвых детей. (45)Вот в чём тайна Материнского Сердца, тайна Божественной Педагогики.

(46)Мама!

(47)Ты ушла из жизни так, что я, будучи вдали от Тебя, не смог ещё раз вглядеться в Твои мудрые и усталые глаза. (48)Ты ждала меня, но я опоздал.

(49)Сегодня, когда я пишу эти строки, Прощёное воскресенье. (50)В семье мы все простили друг другу всякие обиды, и миру прибавился мир. (51)Мне нечего прощать Тебе, святому для меня Человеку. (52)В Твоём прощении я сам нуждаюсь. (53)«Мама, Свет Ты мой, прости меня, пожалуйста, прости мои прегрешения перед Тобой, прости за боль, которую причинял я Твоему Божественному Сердцу, ибо не знал, что творил...»

(54)Ты слышишь мой голос, Мама?

(По Ш. Амонашвщш*)
*
Шалва Александрович Амонашвили (род. в 1931 г.)
известный советский, российский педагог и психолог,
исследователь и новатор в области педагогической психологии.
Фрагмент взят из сборника «Педагогические притчи».

Задание 7 9074

Выполните лексический анализ слова.
Замените разговорное слово ПРИНАРЯДИЛАСЬ (предложение 8) стилистически нейтральным синонимом. Напишите этот синоним.

Текст А.И. Приставкина

(1)Возвращение мистера X после отдыха мы с братом наблюдали лично. (2)Он приехал на машине, потому что не любил ходить пешком. (3)И злые языки утверждали, что у него целый гараж этих машин и на одних он ездит в магазин, на других — в ресторан, на третьих — на работу, а собираясь к тётушке, он выбрал самый нарядный лимузин тёмно-золотистого оттенка, этот цвет у художников именуется «вечерний звон». (4)Зато от своей сверкающей, похожей на заходящее солнце машины ему пришлось идти до нашего дома пешком, целых двадцать шагов, и он сильно запыхался.

(5)Тётушка в это время находилась у себя в мансарде. (6)Но она вышла, чтобы взглянуть на бывшего кандидата и его великолепную машину лично. (7)Мы сразу обратили внимание, что она не была в подвешенном состоянии, потому что не хотела никак показать, что она может быть выше гостя. (8)Но принарядилась она, как всегда, элегантно, и белый воротничок и серебряная заколка были на своих местах.

(9)Она предложила мистеру X присесть на скамейку в саду так, чтобы сидел он лицом к клумбе, где цвели её любимые белые розы.

(10)— Так вы отдохнули? — спросила она негромко, разглядывая свой цветник.

(11)— Да, —отвечал мистер Х.— (12)Я побывал на этой... (13)Как её... (14)Ну на природе.

(15)— Так расскажите, расскажите скорей,— оживилась тётушка, — какой там лес? (16)Какая речка? (17)И удалось ли вам порыбачить? (18)А может, вы собирали ягоды и грибы?

(19)Мистер X пожал плечами и повторил, что лес — он и есть лес, в нём много стволов, на которых висят всякие ветки и ещё листья. (20)Внутрь же леса он не попал. (21)Туда нет проезда.

(22)— Но вы же могли гулять по лесу пешком?

(23)— А зачем? — искренне удивился мистер X. — (24)У меня ведь много машин.

(25)Тётушке, мы это заметили по лицу, стало вдруг скучно с ним разговаривать. (26)Она пожалела, что потеряла столько времени. (27)Но из вежливости на прощание она спросила, как мистер X находит её белые розы, которые перед его глазами.

(28)— Ах, эти? — удивился он. — (29)Я никогда не видел роз, но отчего они такие белые? (30)Может, их покрасить? (31)Вы не представляете, как красиво, когда цветы красят в синий или красный цвет!

(32)— Вот как? — вымолвила тётушка изумлённо. — (33)Я и не знала, что их можно красить.

(34)На следующий день тётушка, спустившись на завтрак, как бы мимоходом сказала нам, чтобы этого господина, который был вчера, ни в сад, ни тем более в дом мы больше не приглашали.

(35)— Он вёл себя непочтительно? — спросила мама.

(36)— Он вёл себя так, как умеет, — отвечала тётушка, глядя в тарелку. — (37)Но он... — продолжила она другим, более строгим тоном, — он никак не дорос, чтобы быть, например, садовником. (38)Дворником тоже.

(39)Приподнимаясь, тётушка добавила более снисходительно:

— Самое ужасное, что он обожает бумажные цветы.

(По А. Приставкину*)
*
Анатолий Игнатьевич Приставкин (1931-2008) — русский писатель, общественный деятель.
Фрагмент взят из повести-сказки «Летающая тётушка».

Задание 8 9116

Выполните лексический анализ слова.
Замените книжное слово ВО ВЗОРЕ (предложение 5) стилистически нейтральным синонимом. Напишите этот синоним.

Текст Г.Н. Троепольского

(1)— Бим! Бим! — закричал Толик и открыл дверь. (2)— Бим, милый Бим, Бимка! — (3)И обнял его.

(4)Бим лизал руки мальчика, курточку, домашние тапки и непрерывно смотрел ему в глаза. (5)Сколько было надежды, веры и любви во взоре собаки, перенёсшей столько испытаний!

(6)— Мама, мама, ты посмотри, какие у него глаза! (7)Человеческие! (8)Бимка, умный Бимка, нашёл сам. (9)Мама, сам нашёл меня...

(10)Но мама не проронила ни слова, пока друзья радовались встрече. (11)Когда же восторги улеглись, она сказала:
— Сейчас же прогони.

(12)— Не надо, мама, пожалуйста! — и заплакал. (13)Прозвенел музыкальный звонок. (14)Вошёл человек. (15)Он добрым, но усталым голосом спросил:

— Что у вас тут за крик? (16)Ты плачешь, Толик? — (17)Он снял пальто, разулся, надел тапки и, подойдя к мальчику с собакой, сказал: — Ну, что ты, дурачок? — и погладил Толика по голове, потрепал за ушко и Бима: — Ишь ты, собачка. (18)Смотри-ка, какая собачка...

(19)— Папа... Папа, он — хороший, Бим. (20)Не надо. (21)Мама теперь уже закричала:

— Вот так всегда! (22)Я одно говорю ему, а ты — другое; воспитание, называется! (23)Изуродуешь ребёнка! — (24)Она перешла на «вы»: — Будете локти кусать, Семён Петрович, да поздно.

(25)— Подожди, подожди, не кричи, спокойно,— и увёл её в дальнюю комнату, где она кричала ещё больше, а он её уговаривал.

(26)— Эх, мать, мать! — вздохнул Семён Петрович. (27)— Ни капли ты не представляешь, что такое тактика.

(28)— Провалитесь вы со своей тактикой, Семён Петрович!

(29)— Ну вот, опять за своё... (30)Надо же сделать с умом: и Толика не травмировать, и пса уволить.

(31)...Глубокой ночью Бим услышал шаги. (32)Он открыл глаза, не поднимая головы, и смотрел. (33)Папа тихонько подошёл к телефону, постоял, прислушался, потом взял трубку и полушёпотом сказал всего два слова:
— Машину, сейчас...

(34)Беспокойство окончательно овладело Бимом, когда подъехали к лесу и остановились. (35)Семён Петрович повёл Бима на верёвке в глубь леса, захватив с собой ружьё. (36) Шли вниз, в яр, освещая просеку фонариком; дорожка упёрлась в небольшую полянку, окружённую огромными дубами. (37)Тут Семён Петрович привязал Бима к дереву за верёвку, развернул узелок, вынул из него миску с мясом и поставил перед Бимом, не произнося ни единого слова. (38)И пошёл обратно.

(39)...А что же Толик? (40)Как он там, после того как проснулся утром?

(41)Он, ещё не одевшись, в нижнем бельишке, побежал к Биму и вдруг закричал:
— Мама, где Би-им?!

(42)Мама успокоила:
— Бим захотел в туалет, папа выпустил его, а он не вернулся.
(43)Убежал. (44)Папа его звал, звал, а он убежал.

(45)— Папа! — заплакал Толик. (46)— Неправда, неправда, неправда? — (47)Он упал на кроватку, мальчик в нижнем бельишке, и кричал с укором, с мольбой, с надеждой на то, что это не так: — Неправда, неправда, неправда!

(48)Теперь стал утешать Семён Петрович:
— Придёт он, придёт...
(49)А не придёт, так сами разыщем и возьмём его к себе. (50)Обязательно возьмём. (51) Найдём — собака не иголка.

(52)Толик перестал плакать и смотрел в одну точку. (53)Потом он глянул на родителей, вытирая слезы, и сказал твёрдо:
— Всё равно найду.

(54)...В тот вечер Семён Петрович уже не был спокойным и уверенным: сын подрастал и шёл мимо отца, а он, родной отец, не заметил этого в текучке. (55)Семён Петрович думал. (56)Он подошёл к жене, сел около нее и спросил тихо, примирительно и для неё неожиданно:
— А может быть, купим Толику хорошую собачку?..

(57)— Ох, не знаю, Семён, не знаю. (58)Давай купим, что ли.

(59)Конечно, Семён Петрович не учёл маленького обстоятельства, что дружба и доверие не покупаются и не продаются. (60)Не знал он и того, что Бима ему не найти, если бы он и захотел. (61)Но Бим, наш добрый Бим оставил след и в душе папы Толика. (62)Может быть, это был укор совести. (63)От неё никогда и никому не уйти, если она не похожа на идеальную прямую хворостину: такую можно согнуть в дугу и, отпустивши по желанию, выпрямить, как вам угодно. (64)Но Бим тревожил Семёна Петровича и ночью.

(По Г. Троепольскому*)
*Гавриил Николаевич Троепольский
(1905—1995) — русский советский писатель,
драматург и сценарист.
Фрагмент взят из повести «Белый Бим, Черное ухо».

Задание 9 9158

Выполните лексический анализ слова.
В предложениях 1—7 найдите разговорный синоним к слову ОТПРАВИТЬСЯ. Выпишите этот синоним.

Текст В.А. Каверина

(1)Откуда Петька взял, что теперь по всем железным дорогам можно будет ездить бесплатно? (2)Наверно, слух о бесплатных трамваях донёсся до него в таком преувеличенном виде.

(3)—Взрослым нужно командировку,— твёрдо сказал он,— а нам — ничего.

(4)Он уговаривал меня, дразнил, упрекал в трусости и презрительно смеялся. (5)Что бы ни происходило на белом свете, всё убеждало его, что мы, ни минуты не медля, должны махнуть в Туркестан.

(6)Разумеется, можно было просто уйти из дому — и поминай как звали! (7)Но Петька решил, что это неинтересно, и выработал довольно сложный план, поразивший меня своей таинственностью.

(8)Мы должны были дать друг другу «кровавую клятву дружбы». (9)Вот она:

«Кто изменит этому честному слову, не получит пощады, пока не сосчитает, сколько в море песку, сколько листьев в лесу, сколько с неба падает дождевых капель. (10)3ахочет идти вперёд посылай назад, захочет идти налево посылай направо. (11)Как я ударяю моей шапкой о землю, так гром поразит того, кто нарушит это честное слово. (12)Бороться и искать, найти и не сдаваться».

(13)По очереди произнося эту клятву, мы должны были пожать друг другу руки и разом ударить шапками о землю. (14)Это было сделано в Соборном саду накануне отъезда. (15)Я сказал заранее выученную клятву наизусть, Петька прочитал по бумажке. (16)Потом он уколол палец булавкой и расписался на бумажке кровью: «П. С», то есть Пётр Сковородников. (17)Я с трудом нацарапал: «А. Г. », то есть Александр Григорьев.

(18)Все путешествия, когда путешественникам по одиннадцати-двенадцати лет, когда они ездят под вагонами и не моются месяцами, похожи одно на другое. (19)В этом легко убедиться, перелистав несколько книг из жизни беспризорных. (20)Вот почему я не стану описывать нашего путешествия из Энска в Москву.

(21)Семь заповедей тёти Даши были вскоре забыты. (22)Мы ругались и дрались. (23)Мы врали: то тётка, поехавшая в Оренбург за солью, потеряла нас по дороге, то мы были беженцами и шли к бабушке в Москву. (24)Мы выдавали себя за братьев — это производило трогательное впечатление. (25)Мы не умели петь, но я читал в поездах письмо штурмана дальнего плавания.

(26)И всё же мы не были беспризорниками. (27)Подобно капитану Гаттерасу (Петька рассказывал мне о нём с такими подробностями, о которых не подозревал и сам Жюль Верн), мы шли вперёд и вперёд. (28)Мы шли вперёд не только потому, что в Туркестане был хлеб, а здесь его уже не было. (29)Мы шли открывать новую страну — солнечные города, привольные сады. (30)Мы дали друг другу клятву.

(31)Как эта клятва помогала нам!

(32)Однажды, подходя к Старой Руссе, мы сбились с дороги и заблудились в лесу. (33)Я лёг на снег и закрыл глаза. (34)Петька пугал меня волками, ругался, даже бил — всё было напрасно. (35)Я не мог больше сделать ни шагу. (36)Тогда он снял шапку и бросил её на снег.

(37)—Ты клятву давал, Санька! — сказал он. (38)— Бороться и искать, найти и не сдаваться. (39)3начит, ты теперь клятвопреступник? (40)Сам говорил — клятвопреступник не получит пощады.

(41)Я заплакал, но встал. (42)Поздней ночью мы дошли до деревни. (43)Деревня была староверческая, но одна старушка всё же приняла нас, накормила и даже вымыла в бане.

(44)Так от деревни к деревне, от станции к станции мы наконец добрались до Москвы.

(45)Дорогой мы продали, променяли и проели почти все, что было взято с собой из Энска. (46)Даже Петькин кинжал в ножнах из старого сапога был продан, помнится, за два куска студня.

(47)Непроданными остались только наши бумаги-клятвы, подписанные кровью «П. С.» и «А. Г. », и адрес Петькиного дяди.

o В. Каверину*)
* Вениамин Александрович Каверин
(настоящая фамилия Зильбер; 1902— 1989)
русский советский писатель, драматург и сценарист.
Фрагмент взят из романа «Два капитана».

Задание 10 9205

Выполните лексический анализ слова.
Найдите в предложениях 1—15 синонимы к слову РАЗВИТИЕ. Выпишите один из этих синонимов.

Текст Д.А. Гранина

(1)Вскоре я нашёл старика, который утверждал, что он всё помнит: и лесопилку, и отца, и даже меня. (2)Может, и я его знал, но вспомнить не мог — слишком велика была мутная толща времени.

(3)— Банальная история,— сказал Андриан. (4)— Не случайно в процессе эволюции человек приобрёл аппарат забывания. (5)Нечего над ним насильничать. (6)Забывание — это здоровье памяти. (7)Если память у тебя нездорова, надо лечить её не поездкой в минувшее. (8)О чём, собственно, ты скорбишь? (9)Что Кислицы не остались такими же? (10)Но они ведь стали лучше. (11)Я никогда здесь не был, однако для нашей области это отличный благоустроенный посёлок. (12)Чего ты требуешь? (13)Какие у тебя претензии? (14) Не ради ж этого твоего посещения должны были оставить всё как было? (15)Тебе следует радоваться за свой паршивый разъезд — такой прогресс!

(16)Он прав, великий философ Андриан. (17)Почему мне грустно? (18)Почему мне плохо, если этим залитым асфальтом Кислицам хорошо? (19)Разве отец не обрадовался бы, увидев нынешние Кислицы? (20)Почему, наконец, мне так приятны те несколько примет знакомого прошлого, что уцелели и тихо доживали среди нового быта?

(21)Мы садились на высокие вагонетки и катились на далёкие делянки. (22)Отец постоянно хитрил, торговался с заготовителями, подрядчиками, стараясь всучить им лесосеки подальше от железной дороги, чтобы рубить всё же выборочно, а не сплошняком. (23)Лесорубы за это тоже сердились на него, предприятия жаловались, особенно экспортные. (24)Все были против отца, не пойму, как он держался.

(25)Где-то в лесу стояли деревья, сохранённые отцом. (26)Уже здоровенные деревья.

(27)— Порублены, все они порублены,— сказал Андриан. (28)— Не надейся. (29)Ничего не осталось, рубят без пощады. (30)Пока что лучший лесоруб важнее самого лучшего лесника. (31)Всё ещё покоряем природу, побеждаем её. (32)Знаешь, я иногда ненавижу природу за её бессилие и беззащитность. (33)Она сопротивляется самоубийством. (34)Надеется на наше милосердие, а мы-то... (35)Мальчишка-сопляк сидит на оранжевой железной машине и чувствует своё превосходство над лесом. (36)Как же, всё падает, трещит под ним. (37)Его убедили, что он властвует над природой. (38)Но ведь властвовать ещё не значит понимать природу. (39)Да и кто нам дал такое право — властвовать? (40)По праву сильного, да? (41)Какое же это право!

(42)— А что такое понимать природу?

(43)— Не знаешь? — Андриан покачал головой. (44)— Понимать — значит сочувствовать.

(45)— Кому, лягушке?

(46)— Да, лягушке, и зяблику, и дереву. (47)Ты думаешь, прогресс — это универсам? (48)Прогресс к тому направлен, чтобы заполнить пропасть между природой и человеком. (49)До сих пор мы пропасть создавали, теперь начинаем уничтожать её, это и есть начало прогресса. (50)Понимать всё живое, осознать наше родство со всем живым, с зябликом, с волком, с ольхой. (51)Понимать — значит любить. (52)В этом наше будущее.

(По Д. Гранину*)
*
Даниил Александрович Гранин (1919—2017)
русский советский писатель и общественный деятель.
Фрагмент взят из повести «Обратный билет».

 

Комментарии

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.