Текст Г.Н. Троепольского

Версия для печатиPDF
Гавриил Николаевич Троепольский

(1)— Бим! Бим! — закричал Толик и открыл дверь. (2)— Бим, милый Бим, Бимка! — (3)И обнял его.

(4)Бим лизал руки мальчика, курточку, домашние тапки и непрерывно смотрел ему в глаза. (5)Сколько было надежды, веры и любви во взоре собаки, перенёсшей столько испытаний!

(6)— Мама, мама, ты посмотри, какие у него глаза! (7)Человеческие! (8)Бимка, умный Бимка, нашёл сам. (9)Мама, сам нашёл меня...

(10)Но мама не проронила ни слова, пока друзья радовались встрече. (11)Когда же восторги улеглись, она сказала:
— Сейчас же прогони.

(12)— Не надо, мама, пожалуйста! — и заплакал. (13)Прозвенел музыкальный звонок. (14)Вошёл человек. (15)Он добрым, но усталым голосом спросил:

— Что у вас тут за крик? (16)Ты плачешь, Толик? — (17)Он снял пальто, разулся, надел тапки и, подойдя к мальчику с собакой, сказал: — Ну, что ты, дурачок? — и погладил Толика по голове, потрепал за ушко и Бима: — Ишь ты, собачка. (18)Смотри-ка, какая собачка...

(19)— Папа... Папа, он — хороший, Бим. (20)Не надо. (21)Мама теперь уже закричала:

— Вот так всегда! (22)Я одно говорю ему, а ты — другое; воспитание, называется! (23)Изуродуешь ребёнка! — (24)Она перешла на «вы»: — Будете локти кусать, Семён Петрович, да поздно.

(25)— Подожди, подожди, не кричи, спокойно,— и увёл её в дальнюю комнату, где она кричала ещё больше, а он её уговаривал.

(26)— Эх, мать, мать! — вздохнул Семён Петрович. (27)— Ни капли ты не представляешь, что такое тактика.

(28)— Провалитесь вы со своей тактикой, Семён Петрович!

(29)— Ну вот, опять за своё... (30)Надо же сделать с умом: и Толика не травмировать, и пса уволить.

(31)...Глубокой ночью Бим услышал шаги. (32)Он открыл глаза, не поднимая головы, и смотрел. (33)Папа тихонько подошёл к телефону, постоял, прислушался, потом взял трубку и полушёпотом сказал всего два слова:
— Машину, сейчас...

(34)Беспокойство окончательно овладело Бимом, когда подъехали к лесу и остановились. (35)Семён Петрович повёл Бима на верёвке в глубь леса, захватив с собой ружьё. (36) Шли вниз, в яр, освещая просеку фонариком; дорожка упёрлась в небольшую полянку, окружённую огромными дубами. (37)Тут Семён Петрович привязал Бима к дереву за верёвку, развернул узелок, вынул из него миску с мясом и поставил перед Бимом, не произнося ни единого слова. (38)И пошёл обратно.

(39)...А что же Толик? (40)Как он там, после того как проснулся утром?

(41)Он, ещё не одевшись, в нижнем бельишке, побежал к Биму и вдруг закричал:
— Мама, где Би-им?!

(42)Мама успокоила:
— Бим захотел в туалет, папа выпустил его, а он не вернулся.
(43)Убежал. (44)Папа его звал, звал, а он убежал.

(45)— Папа! — заплакал Толик. (46)— Неправда, неправда, неправда? — (47)Он упал на кроватку, мальчик в нижнем бельишке, и кричал с укором, с мольбой, с надеждой на то, что это не так: — Неправда, неправда, неправда!

(48)Теперь стал утешать Семён Петрович:
— Придёт он, придёт...
(49)А не придёт, так сами разыщем и возьмём его к себе. (50)Обязательно возьмём. (51) Найдём — собака не иголка.

(52)Толик перестал плакать и смотрел в одну точку. (53)Потом он глянул на родителей, вытирая слезы, и сказал твёрдо:
— Всё равно найду.

(54)...В тот вечер Семён Петрович уже не был спокойным и уверенным: сын подрастал и шёл мимо отца, а он, родной отец, не заметил этого в текучке. (55)Семён Петрович думал. (56)Он подошёл к жене, сел около нее и спросил тихо, примирительно и для неё неожиданно:
— А может быть, купим Толику хорошую собачку?..

(57)— Ох, не знаю, Семён, не знаю. (58)Давай купим, что ли.

(59)Конечно, Семён Петрович не учёл маленького обстоятельства, что дружба и доверие не покупаются и не продаются. (60)Не знал он и того, что Бима ему не найти, если бы он и захотел. (61)Но Бим, наш добрый Бим оставил след и в душе папы Толика. (62)Может быть, это был укор совести. (63)От неё никогда и никому не уйти, если она не похожа на идеальную прямую хворостину: такую можно согнуть в дугу и, отпустивши по желанию, выпрямить, как вам угодно. (64)Но Бим тревожил Семёна Петровича и ночью.

(По Г. Троепольскому*)
*Гавриил Николаевич Троепольский
(1905—1995) — русский советский писатель,
драматург и сценарист.
Фрагмент взят из повести «Белый Бим, Черное ухо».

Тестовые задания по тексту с пояснениями: 
Онлайн тест по тексту: