ОГЭ 2020: Вариант 42

Версия для печатиPDF
ОГЭ русский язык, 2020
Задание 2 9273

Выполните синтаксический анализ предложений текста.
Прочитайте текст.
(1)В 1880 году в Санкт-Петербурге состоялась выставка одной картины — пейзажа А. И. Куинджи «Лунная ночь на Днепре». (2)Днепр, величавый, широкий, переливался под луной, будто атласная ткань или жидкое серебро. (3)На берегу в сладостной полудрёме стояли крытые соломой, посеребрённые лунным светом белёные хатки. (4)Ночное небо, затканное мерцающими облаками, завораживало бесконечностью, бездонностью тишины. (5)Иван Николаевич Крамской так описывал своё впечатление от этой картины: «Мерцание природы под этими лучами — целая симфония, могучая, высокая, настраивающая меня, бедного муравья: я могу сделаться на это время лучше, добрее, здоровее...»

Укажите варианты ответов, в которых верно определена грамматическая основа в одном из предложений или в одной из частей сложного предложения текста. Запишите номера ответов.
1) состоялась выставка (предложение 1)
2) Днепр будто ткань (или) серебро (предложение 2)
3) стояли хатки (предложение 3)
4) завораживало (предложение 4)
5) описывал впечатление (предложение 5)

Задание 3 9274

Выполните пунктуационный анализ предложения.
Расставьте знаки препинания. Укажите цифры, на месте которых должны стоять тире

Богородские игрушки добрые (1) и забавные (2) и дети любят с ними играть (3) потянешь за верёвочку улыбчивого мишку-дергунчика (4) он приветливо раскинет в стороны лапы (5) а медведь и мужик (6) это главные герои богородского промысла (7) они бьют молоточками по наковальне (8) если (9) поочерёдно (10) двигать планки.

Задание 4 9275

Выполните синтаксический анализ словосочетания.
Замените словосочетание «вести с фронта», построенное на основе управления, синонимичным словосочетанием со связью согласование. Напишите получившееся словосочетание.

Задание 5 9276

Выполните орфографический анализ слов.
Укажите варианты ответов, в которых дано верное объяснение написания выделенного слова. Запишите номера ответов.

  1. ПАРАДОКСАЛЬНЫЙ — написание безударной гласной О в корне проверяется подбором однокоренного слова, в котором проверяемая гласная находится в ударном слоге.
  2. ПОДЫТОЖИТЬ — после русской приставки, оканчивающейся на согласный, в корне пишется не И, а Ы.
  3. ТУШЁНКА — в корнях имён существительных после шипящих под ударением пишется буква Ё.
  4. В ПРОДОЛЖЕНИЕ (недели) — в окончании формы предложного падежа имени существительного 2-го склонения пишется буква Е.
  5. НЕ ГОВОРЯ — краткое причастие с НЕ пишется раздельно.
Задание 6 9277

Проанализируйте содержание текста.
Какие из высказываний соответствуют содержанию текста? Укажите номера ответов.

  1. Похождения Дон Кихота ничем не отличались от тех описаний рыцарских подвигов, которые уже были хорошо известны мальчику по другим книгам и всегда его интересовали.
  2. В книге о Дон Кихоте описывались особенные рыцарские приключения, потому что сам рыцарь не был похож на героев других читанных рассказчиком книг и приключения сопровождались размышлениями.
  3. Любая книга, присланная отцом с фронта, заинтересовала бы рассказчика, и роман о Дон Кихоте не стал исключением.
  4. Обложки двух томов «Дон Кихота» — книг, присланных отцом рассказчика с фронта, — были чёрные, коленкоровые.
  5.  Во время войны, когда взрослые с оружием в руках освобождали от фашизма родную землю, детей уберегали в тылу от тягот и страданий войны, организовывали для них летний лагерь отдыха.

Текст И.Ф. Смольникова

(1)О Дон Кихоте я слышал давно, с раннего детства, а вот увидел его лишь второй военной зимой, когда мне шёл двенадцатый год. (2)Мой друг достал контрамарки в театр, на балет «Дон Кихот».

(3)Музыки я не помню. (4)Точно так же, как и Санчо Пансы, и Дульсинеи, и других героев. (5)А вот страшно худой и весь будто на шарнирах великан был. (6)Он-то и заставил меня забыть обо всём на свете. (7)Мы сами столько раз воображали себя рыцарями, что нам для душевного слияния с Дон Кихотом не надо было преодолевать никакого барьера. (8)И всё в нём было без обмана: и панцирь его, и меч, и острые усы с бородкой, и длинные, говорящие пальцы, и полные восторга и печали глаза.

(9)Это был мой первый шаг к Дон Кихоту.

(10)Второй я сделал с книгой, которую прислал отец с фронта в тяжёлой бандероли. (11)Присланные отцом книги — «Дон Кихот» и «Робинзон Крузо» — были старинные. (12)На обложке «Робинзона» витиевато красовалось: «Даниэль Дефоэ — Робинзон Крузоэ». (13)Первый раз в жизни я читал такое (чуть-чуть не написал «такоэ»). (14)Обложки двух томов «Дон Кихота» были чёрные, коленкоровые, эти тома недавно переплетали.

(15)Отец написал, что книги нашли среди развалин в освобождённом от фашистов городе, что несколько других уцелевших книг читают бойцы и командиры, а эти три решили послать в подарок мне, потому как наслышаны о моей привязанности к книгам. (16)Я принялся за чтение.

(17)В книге описывались разные рыцарские приключения, но они были особенными. (18)И потому, что сам рыцарь не был похож на героев других читанных мною книг, и потому, что описание приключений рыцаря сдабривала значительная толика размышлений. (19)Я читал эту книгу медленно и с наслаждением, и к середине лета я вместе с Рыцарем Печального Образа дотащился на Росинанте до второго тома, который взял с собой в лагерь. (20)Всю дорогу я крепко прижимал к себе вещмешок, в котором он был упрятан, и мне было так хорошо, что и не выразить словами, ведь целую смену я мог быть с этой книгой.

(21)Второй том, как и первый, я читал, испытывая невероятное наслаждение. (22)Переселялся в знойную Ламанчу, бросался с копьём наперевес на всяких злодеев, мошенников и вёл долгие беседы с Санчо Пансой... (23)Потом встряхивался и опрометью бежал в столовую: надо всей территорией пионерлагеря плескалась самая восхитительная из всех мелодий горна: «Бери ложку, бери бак, ложки нету — кушай так!» (24)Но однажды меня поглотили другая мелодия и другие слова. (25)Мы плавали в Студёный овраг — на целый день всем отрядом, нагрузившись продуктами, двумя котлами (один для щей, другой для каши) и барабаном. (26)Было весело, песенно и сытно. (27)Словно и не громыхала война где-то далеко за Волгой. (28)И в этом, как и на фронте, проявлялась неодолимость нашего бытия, нашей страны, нашего народа. (29)Взрослые с оружием в руках освобождали от фашистской нечисти родную землю, а в тылу мальчишек и девчонок уберегали, как могли, от тягот и страданий войны. (30)А вечером, на закате, уставшие и притихшие, мы сидели на берегу и со светлой грустью ждали, когда появится трамвайчик, который должен был везти нас из Студёного оврага к лагерю. (31 )Вдруг девочки запели песню.

(32)Это была новая для меня песня. (33)Раньше я её не слышал. (34)«Споёмте, друзья, ведь завтра в поход уйдём в предрассветный туман, — струились в вечернем воздухе лёгкие голоса. — (35)Споём веселей, пусть нам подпоёт седой боевой капитан».

(36)Песня звучала так, словно рождалась сейчас из этого вечера, с его тишиной, светлым бегом реки, меркнущей землёй далёкого противоположного берега. (37)Она собирала в какой-то кристально чистый итог всё, что было пережито в последнее время: эвакуацию, вести с фронта от отца, новых друзей, ласковое и доброе дыхание Волги, ставшей для меня родной рекой.

(38)Моими последними рельефными образами этого вечера были прекрасная песня, продолжавшая звучать во мне, и тиснёная обложка заветной книги, на которую я положил под подушкой ладонь. (39)Песня и книга — два образа, сливавшиеся в некую неопровержимость счастья и красоты окружавшего меня мира.

(По И.Ф. Смольникову*)
* Игорь Фёдорович Смольников (род. в 1930 г.)
писатель, автор более двадцати книг,
а также очерков и статей, посвященных преимущественно
литературе и изобразительному искусству.

Задание 7 9278

Проанализируйте средства выразительности в тексте.
Укажите номера предложений, в которых средством выразительности речи является эпитет.

  1. Мой друг достал контрамарки в театр, на балет «Дон Кихот».
  2. Он-то и заставил меня забыть обо всём на свете.
  3. А вечером, на закате, уставшие и притихшие, мы сидели на берегу и со светлой грустью ждали, когда появится трамвайчик, который должен был везти нас из Студёного оврага к лагерю.
  4. И в этом, как и на фронте, проявлялась неодолимость нашего бытия, нашей страны, нашего народа.
  5. Моими последними рельефными образами этого вечера были прекрасная песня, продолжавшая звучать во мне, и тиснёная обложка заветной книги, на которую я положил под подушкой ладонь.

Текст И.Ф. Смольникова

(1)О Дон Кихоте я слышал давно, с раннего детства, а вот увидел его лишь второй военной зимой, когда мне шёл двенадцатый год. (2)Мой друг достал контрамарки в театр, на балет «Дон Кихот».

(3)Музыки я не помню. (4)Точно так же, как и Санчо Пансы, и Дульсинеи, и других героев. (5)А вот страшно худой и весь будто на шарнирах великан был. (6)Он-то и заставил меня забыть обо всём на свете. (7)Мы сами столько раз воображали себя рыцарями, что нам для душевного слияния с Дон Кихотом не надо было преодолевать никакого барьера. (8)И всё в нём было без обмана: и панцирь его, и меч, и острые усы с бородкой, и длинные, говорящие пальцы, и полные восторга и печали глаза.

(9)Это был мой первый шаг к Дон Кихоту.

(10)Второй я сделал с книгой, которую прислал отец с фронта в тяжёлой бандероли. (11)Присланные отцом книги — «Дон Кихот» и «Робинзон Крузо» — были старинные. (12)На обложке «Робинзона» витиевато красовалось: «Даниэль Дефоэ — Робинзон Крузоэ». (13)Первый раз в жизни я читал такое (чуть-чуть не написал «такоэ»). (14)Обложки двух томов «Дон Кихота» были чёрные, коленкоровые, эти тома недавно переплетали.

(15)Отец написал, что книги нашли среди развалин в освобождённом от фашистов городе, что несколько других уцелевших книг читают бойцы и командиры, а эти три решили послать в подарок мне, потому как наслышаны о моей привязанности к книгам. (16)Я принялся за чтение.

(17)В книге описывались разные рыцарские приключения, но они были особенными. (18)И потому, что сам рыцарь не был похож на героев других читанных мною книг, и потому, что описание приключений рыцаря сдабривала значительная толика размышлений. (19)Я читал эту книгу медленно и с наслаждением, и к середине лета я вместе с Рыцарем Печального Образа дотащился на Росинанте до второго тома, который взял с собой в лагерь. (20)Всю дорогу я крепко прижимал к себе вещмешок, в котором он был упрятан, и мне было так хорошо, что и не выразить словами, ведь целую смену я мог быть с этой книгой.

(21)Второй том, как и первый, я читал, испытывая невероятное наслаждение. (22)Переселялся в знойную Ламанчу, бросался с копьём наперевес на всяких злодеев, мошенников и вёл долгие беседы с Санчо Пансой... (23)Потом встряхивался и опрометью бежал в столовую: надо всей территорией пионерлагеря плескалась самая восхитительная из всех мелодий горна: «Бери ложку, бери бак, ложки нету — кушай так!» (24)Но однажды меня поглотили другая мелодия и другие слова. (25)Мы плавали в Студёный овраг — на целый день всем отрядом, нагрузившись продуктами, двумя котлами (один для щей, другой для каши) и барабаном. (26)Было весело, песенно и сытно. (27)Словно и не громыхала война где-то далеко за Волгой. (28)И в этом, как и на фронте, проявлялась неодолимость нашего бытия, нашей страны, нашего народа. (29)Взрослые с оружием в руках освобождали от фашистской нечисти родную землю, а в тылу мальчишек и девчонок уберегали, как могли, от тягот и страданий войны. (30)А вечером, на закате, уставшие и притихшие, мы сидели на берегу и со светлой грустью ждали, когда появится трамвайчик, который должен был везти нас из Студёного оврага к лагерю. (31 )Вдруг девочки запели песню.

(32)Это была новая для меня песня. (33)Раньше я её не слышал. (34)«Споёмте, друзья, ведь завтра в поход уйдём в предрассветный туман, — струились в вечернем воздухе лёгкие голоса. — (35)Споём веселей, пусть нам подпоёт седой боевой капитан».

(36)Песня звучала так, словно рождалась сейчас из этого вечера, с его тишиной, светлым бегом реки, меркнущей землёй далёкого противоположного берега. (37)Она собирала в какой-то кристально чистый итог всё, что было пережито в последнее время: эвакуацию, вести с фронта от отца, новых друзей, ласковое и доброе дыхание Волги, ставшей для меня родной рекой.

(38)Моими последними рельефными образами этого вечера были прекрасная песня, продолжавшая звучать во мне, и тиснёная обложка заветной книги, на которую я положил под подушкой ладонь. (39)Песня и книга — два образа, сливавшиеся в некую неопровержимость счастья и красоты окружавшего меня мира.

(По И.Ф. Смольникову*)
* Игорь Фёдорович Смольников (род. в 1930 г.)
писатель, автор более двадцати книг,
а также очерков и статей, посвященных преимущественно
литературе и изобразительному искусству.

Задание 8 9279

Выполните лексический анализ слова.
Найдите в тексте синоним к слову ЛАСКОВЫЙ (предложение 37). Выпишите этот синоним.

Текст И.Ф. Смольникова

(1)О Дон Кихоте я слышал давно, с раннего детства, а вот увидел его лишь второй военной зимой, когда мне шёл двенадцатый год. (2)Мой друг достал контрамарки в театр, на балет «Дон Кихот».

(3)Музыки я не помню. (4)Точно так же, как и Санчо Пансы, и Дульсинеи, и других героев. (5)А вот страшно худой и весь будто на шарнирах великан был. (6)Он-то и заставил меня забыть обо всём на свете. (7)Мы сами столько раз воображали себя рыцарями, что нам для душевного слияния с Дон Кихотом не надо было преодолевать никакого барьера. (8)И всё в нём было без обмана: и панцирь его, и меч, и острые усы с бородкой, и длинные, говорящие пальцы, и полные восторга и печали глаза.

(9)Это был мой первый шаг к Дон Кихоту.

(10)Второй я сделал с книгой, которую прислал отец с фронта в тяжёлой бандероли. (11)Присланные отцом книги — «Дон Кихот» и «Робинзон Крузо» — были старинные. (12)На обложке «Робинзона» витиевато красовалось: «Даниэль Дефоэ — Робинзон Крузоэ». (13)Первый раз в жизни я читал такое (чуть-чуть не написал «такоэ»). (14)Обложки двух томов «Дон Кихота» были чёрные, коленкоровые, эти тома недавно переплетали.

(15)Отец написал, что книги нашли среди развалин в освобождённом от фашистов городе, что несколько других уцелевших книг читают бойцы и командиры, а эти три решили послать в подарок мне, потому как наслышаны о моей привязанности к книгам. (16)Я принялся за чтение.

(17)В книге описывались разные рыцарские приключения, но они были особенными. (18)И потому, что сам рыцарь не был похож на героев других читанных мною книг, и потому, что описание приключений рыцаря сдабривала значительная толика размышлений. (19)Я читал эту книгу медленно и с наслаждением, и к середине лета я вместе с Рыцарем Печального Образа дотащился на Росинанте до второго тома, который взял с собой в лагерь. (20)Всю дорогу я крепко прижимал к себе вещмешок, в котором он был упрятан, и мне было так хорошо, что и не выразить словами, ведь целую смену я мог быть с этой книгой.

(21)Второй том, как и первый, я читал, испытывая невероятное наслаждение. (22)Переселялся в знойную Ламанчу, бросался с копьём наперевес на всяких злодеев, мошенников и вёл долгие беседы с Санчо Пансой... (23)Потом встряхивался и опрометью бежал в столовую: надо всей территорией пионерлагеря плескалась самая восхитительная из всех мелодий горна: «Бери ложку, бери бак, ложки нету — кушай так!» (24)Но однажды меня поглотили другая мелодия и другие слова. (25)Мы плавали в Студёный овраг — на целый день всем отрядом, нагрузившись продуктами, двумя котлами (один для щей, другой для каши) и барабаном. (26)Было весело, песенно и сытно. (27)Словно и не громыхала война где-то далеко за Волгой. (28)И в этом, как и на фронте, проявлялась неодолимость нашего бытия, нашей страны, нашего народа. (29)Взрослые с оружием в руках освобождали от фашистской нечисти родную землю, а в тылу мальчишек и девчонок уберегали, как могли, от тягот и страданий войны. (30)А вечером, на закате, уставшие и притихшие, мы сидели на берегу и со светлой грустью ждали, когда появится трамвайчик, который должен был везти нас из Студёного оврага к лагерю. (31 )Вдруг девочки запели песню.

(32)Это была новая для меня песня. (33)Раньше я её не слышал. (34)«Споёмте, друзья, ведь завтра в поход уйдём в предрассветный туман, — струились в вечернем воздухе лёгкие голоса. — (35)Споём веселей, пусть нам подпоёт седой боевой капитан».

(36)Песня звучала так, словно рождалась сейчас из этого вечера, с его тишиной, светлым бегом реки, меркнущей землёй далёкого противоположного берега. (37)Она собирала в какой-то кристально чистый итог всё, что было пережито в последнее время: эвакуацию, вести с фронта от отца, новых друзей, ласковое и доброе дыхание Волги, ставшей для меня родной рекой.

(38)Моими последними рельефными образами этого вечера были прекрасная песня, продолжавшая звучать во мне, и тиснёная обложка заветной книги, на которую я положил под подушкой ладонь. (39)Песня и книга — два образа, сливавшиеся в некую неопровержимость счастья и красоты окружавшего меня мира.

(По И.Ф. Смольникову*)
* Игорь Фёдорович Смольников (род. в 1930 г.)
писатель, автор более двадцати книг,
а также очерков и статей, посвященных преимущественно
литературе и изобразительному искусству.

Источник: 
Русский язык. Подготовка к ОГЭ-2020. И.П. Васильевых. Вариант 1
 

Комментарии

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.